ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СБОРЫ С ПЕНСИОНЕРОВ

Эта новость многим придется не по душе, но имеем то, что имеем…

Тех, кто надеялся, что мобилизационная сталинскаяэкономика осталась в прошлом, ждёт разочарование. Россия вновь вступает в эпоху мобилизации, но только с путинско-медведевской спецификой. Теперь платить за мощь государства будут в первую очередь самые слабые — старики и россияне предпенсионного возраста.

О том, что российские верхи интенсивно готовятся к новой гонке вооружений в интервью австрийскому изданию Die Presse рассказал бывший первый заместитель председателя Центробанка, а ныне член совета директоров «Роснефти» РФ Олег Вьюгин. Ослабевающий контроль за ядерным оружием, в частности, отказ от ДРСМД, «практически несет в себе потенциал гонки вооружений», считает он.

Подготовка экономического базиса к новой жестокой реальности уже началась. «Конечно, никто не хочет вести реальную войну, но на экономическом уровне она будет. Россия готовится к экономической войне. Тенденция указывает на это. Сигналы таковы, что все играют ва-банк», — уверен Вьюгин.

По его мнению, «логика происходящего» в том, что Россия готовится защищаться. Речь идет о «макроэкономической политике в целях обороны». В качестве доказательств этой политики приводятся разные способы накопления денег: профицит бюджета, снижение внешнего долга и методичное накопление золотовалютных резервов.

Также, говорит Вьюгин, государство пытается взять под контроль деньги крупных частных концернов. Для этого их призывают участвовать в разного рода государственных проектах. Деньги из частных хозяйств государство получит благодаря повышению НДС. В этом же ряду находится и повышение пенсионного возраста.

Однако, по мнению Вьюгина, пенсионная реформа не имеет отношения к «реальным проблемам». И здесь его логика явно не совпадает с логикой экономического блока правительства Дмитрия Медведева. Задача кабмина, не умеющего обеспечить экономический рост, — максимально сократить расходы. И если для этого нужно затянуть старикам петлю на шее, то это будет сделано.

Отметим, что россияне традиционно с готовностью воспринимают необходимость потерпеть ради долгосрочных интересов страны. В том числе скинуться на нужды обороны. Вспомним, займы времен Великой Отечественной войны, которые шли на вооружение армии. Однако, тогда тяготы военного времени разделяли как простые граждане, так и представители политической элиты.

Сейчас ситуация иная. Никто из «начальников» и не думает тратить лично заработанное, а порой и «прихватизированное» на общие со страной нужды. Война войной, а жирный обед у них по расписанию. Затянуть пояса предлагается исключительно широким народным массам, которые будут вынуждены тратить часть своих и без того скудных заработков на поддержку пожилых родственников, лишенных пенсии.

Кстати, именно на почве подобной несправедливости порой и вырастает коллаборационизм. «Зачем мне такое правительство, если оно пытается угробить меня раньше, чем это сделает заокеанский дядя Сэм?» — задаются вопросом некоторые. А ведь проиграв души россиян, можно проиграть и саму войну. Причем, не только экономическую, но и самую настоящую — горячую.

Заведующий лабораторией военной экономики Института экономической политики Василий Зацепин полон пессимизма.

— Вьюгин прав. Это человек с громадным опытом, чутьём. Его не перешибить. Безусловно руководство нашей страны с увлечением, закусив удила, погрузилось в военные дела.

— Но разве все эти меры — накопление резервов, экономия на всем, не укрепляют страну? Чем полнее кубышка, тем надёжнее. Нет?

— Все эти меры контрпродуктивны. Если перевести их на язык «глубинного народа» — это вредительство. Они подавляют рост экономики. Все каналы, все факторы органического роста: развитие малого предпринимательства, уход государства из экономики и т. п. То же относится ко всем этим национальным проектам и прочей мегаломании.

Шаловливые ручки чиновников запущены из государственных ведомств и правоохранительных органов в экономику. Они идут по пути закручивания гаек. Живое тело экономики стараются привести к трупообразному состоянию. К полному порядку. Но полный порядок, это когда каждый атом занимает своё место в кристаллической решетке и не движется.

— Насколько, по-вашему, реальна угроза экономической войны? Может быть Кремлю всё кажется и внешней угрозы для России на самом деле нет?

— Сегодня утром я успел услышать, что против России введены очередные американские санкции. Кроме того, Федеральная таможенная служба предложила очередные меры по ограничению продовольственного импорта в страну. В общем, логика развития ситуации понятна…

— Получается, готовиться к экономической войне всё-таки надо. Вот только не за счёт собственных граждан, да ещё самых беззащитных…

В свою очередь профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов подчёркивает, что экономические факторы в данном случае менее значимы, чем политические.

— Пенсионнную реформу никак нельзя считать элементом, работающим на оборону страны. Напротив, она направлена на ослабление России и даже на её уничтожение.

— Даже так? Но правительство уверено, что благодаря этой реформе сумеет привести пенсионные выплаты в соответствие с поступлениями, а значит добьётся большей сбалансированности и ПФР, и бюджета, который сейчас вынужден покрывать дефицит…

— Пенсионная реформа возбудила общество и создало в нём атмосферу неприятия власти. То есть это некая провокация, направленная на внутреннее ослабление нашей страны.

— То есть политический эффект от реформы, привнесенный ею негатив, нивелирует любые благие экономические пожелания?

— Я работал в Центробанке и знаю, кто такой Вьюгин. Это человек с весьма «туннельным» взглядом на мир. Он математик по образованию, может заниматься техническим анализом финансовых рынков, но он ничего не понимает в большой политике. Может специально таких и ставят туда.

Дело в том, что «накопление денег» — это наращивание валютных резервов, которые работают не на Россию, а против неё. Потому что валютные резервы — это фактически бессрочное и беспроцентное кредитование наших геополитических противников. Ведь все финансовые инструменты эмитируются на той стороне.

По мнению доцента кафедры экономики труда СПбГЭУ Андрея Песоцкого, российские власти просто считают внешние угрозы стране более серьезными, чем внутренние.

— Выводы Олега Вьюгина о том, что Россия готовится к экономической войне, отчасти верные. Действительно, руководство страны накапливает финансовые запасы на плохие времена. Неопределенность в мире высока, тут и там появляются тени «черных лебедей», а в России будущее особенно туманно.

Никто не занимается всерьез стратегическим планированем, не хочет вкладываться в развитие промышленности, в образование, в науку. Руководство страны боится рисков — есть у них опасения, что деньги не окупятся, что подобные траты станут коррупционной «черной дырой». Специалистов, способных вдохновить кремлевских консерваторов не прорывные проекты, просто нет.

— Это понятно, но зачем же обижать людей, стариков…

— Руководство страны на данный момент опасается исчерпания финансовых резервов и общей разбалансировки системы гораздо больше, чем социального недовольства, вызванного пенсионной реформой, ростом НДС и т. д. Считается, что инструментов для работы над общественными настроениями достаточно.

Основное, во что верят наверху — это оборонная составляющая (в широком смысле слова). Как говорится, у нас два союзника — армия и флот, ну и спецслужбы. Но не университеты, не больницы, не заводы, не школы.

Основная задача, которую сам себе ставит Кремль — обеспечить стране некую стратегическую безопасность, в рамках которой, например, охотно реализуются такие проекты, как перевод бюджетников на карточку «Мир», да и на «суверенный интернет» денег найдут. Что касается остальных, сугубо гражданских сфер, не связанных с безопасностью, то правительство старается деньги приберечь, плохо осознавая, какой будет жизнь в стране через 5 или 10 лет.

Вам может понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *